Выбрать объект:
Телефон отдела продаж
(812) 702-0-702

Телефон для региональных покупателей
(Звонки по России бесплатные)
8-800-775-0-702
Региональным покупателям

Недвижимость и Строительство Петербурга: Управление скандалом

29.08.2011

Редакция «НП» организовала и провела дискуссию на весьма актуальную и острую тему: кто, как и с какими целями манипулирует общественным мнением в сфере строительства и реконструкции? «Первичка» — зона пересечения интересов, и конфликты в этой области — обычное дело. Как отличить спонтанно возникшие разногласия от спровоцированных конкурентами? Где пролегает граница между «зоной общественного контроля» и коммерческой тайной? Почему обманутые дольщики периодически вынуждены прибегать к экстремальным формам протеста (митингам, голодовкам)? Участники встречи попробовали разобраться

Показать статью »



Дмитрий Синочкин:

– Сегодняшняя встреча называется «Управление конфликтом». Сначала мы назвали ее «Управление скандалом», но когда первые лица компаний массово начали отказываться от участия в мероприятии, решили смягчить формулировки.

Попробуем сегодня разобраться — чем и как в этой сфере можно управлять, если это вообще возможно. Могут ли в такой спорной ситуации компании выстраивать свою политику; могут ли их клиенты рассчитывать на адекватную реакцию, прибегая к помощи СМИ или к другим акциям; все это весьма интересно, хотя и не безболезненно.

Павел Андреев:

– Отдельное спасибо редакции «НП» за то, что этот «круглый стол» вообще проводится. Управление конфликтной ситуацией — чрезвычайно острая тема. И то, что мы сегодня здесь собрались, как раз и говорит о том, что этим все-таки можно управлять, можно влиять, воздействовать на ситуацию положительным образом. Я благодарю сейчас, чтобы в конце дискуссии не забыть…

Дмитрий Синочкин:

– В конце дискуссии, может, и не захочется.

Павел Андреев:

– Не знаю, к чему приведет наша беседа, но это важная тема. Конфликты возникают и развиваются по двум сценариям. Первый — когда в развитии публичного скандала заинтересованы определенные лица. У них есть конкретные цели, они просчитывают последствия. И на первом кризисе, и на недавнем снижении рейтинга Америки некоторые финансовые структуры неплохо заработали.

Но нередко бывает, что ситуация выходит из-под контроля и развивается спонтанно, непредсказуемо и лавинообразно. Это справедливо и для мировых кризисов, и для событий, происходящих в отдельных странах и отраслях.

Начнем с классификации участников долевого строительства. Здесь можно выделить несколько групп, их интересы не всегда совпадают. Первая — собственно покупатели. Эта категория тоже неоднородна. Некоторые приобретают жилье для себя, другие — для родителей или взрослеющих детей, третьи встраивают новую квартиру в «цепочку», для них, как правило, критично важны сроки.

Вторая группа — покупатели-бизнесмены, которые приобретают жилье для своих сделок. Это может быть сдача квартир в наем или под мини-гостиницы. Третья — инвесторы. Они вкладывают деньги в «долевку», чтобы заработать на перепродаже или (по крайней мере) сохранить свои деньги от инфляции. Для них важно, чтобы квартира была достроена, их волнует не столько срок, сколько качество. Четвертая группа дольщиков — строительные и подрядные организации и поставщики, которые получили оплату за свои услуги не деньгами, а жильем. Им нужны наличные, нередко в сжатые сроки.

И еще. В последнее время появились странные покупатели: они приобретают небольшую квартиру по минимальной цене, у них срок сдачи еще далек, компания не нарушила ни одного обязательства перед ними… Но они сразу же включаются во все форумы дольщиков, пишут в прокуратуру и другие инстанции, призывают к пикетам и митингам, пытаются взорвать ситуацию. Девелоперы называют таких граждан «засланцами»…

Дмитрий Синочкин:

– В мировой экономике не только «кризис долгов», но и переизбыток ликвидности, так что доля частных инвесторов будет расти. По нашим наблюдениям, рост количества частных инвесторов практически всегда приводит к нестабильности. У них другие интересы, нежели у основной группы дольщиков.

Жаль, что вы не назвали еще одну группу: люди, которые хотят получить квартиру в срок, указанный в договоре, по цене, указанной в договоре, и с качеством, указанным в договоре. Хотя акценты действительно бывают разными.

Павел Андреев:

– О соблюдении сроков и качестве работ я не говорил, потому что это обязательное требование практически любого покупателя.

Олег Островский:

– Я по роду своей деятельности сталкиваюсь с разными непростыми ситуациями в «долевке».

Первую причину, по которой они возникают, назвал Павел Андреев: квартиры продают не только застройщики, но и инвесторы, подрядчики, поставщики материалов. И к нам идет поток обращений от граждан, которые заключили договоры с подрядчиком или инвестором, а те не выполнили перед застройщиком свои обязательства.

Чтобы минимизировать риски при покупке квартиры, мы рекомендуем работать только с застройщиком. Есть исключения: когда застройщик работает с инвестором, на такие отношения нормы 214-го закона не распространяются. И граждане оформляют различные договоры с инвестором, в том числе — предварительные. После внесения изменений в ФЗ-214 (в прошлом году) такая практика недопустима.

Второе — существуют ли сегодня проблемные объекты. Да, конечно. Но, к сожалению, нет четкого понимания, что такое «проблемный объект». Если говорить о нарушении заявленных сроков — таких объектов немало. В прошлом году претензии по срокам были у 46% обратившихся к нам граждан, в этом — почти 40% жалоб от дольщиков.

Снова появились «двойные продажи». С начала «нулевых» такого не было. Сегодня есть в городе объект, где много двойных продаж. Граждане заключали договоры не с застройщиком, а с инвестором, в действиях которого к тому же усматриваются признаки мошенничества. Этой ситуацией занимаются правоохранительные органы. Действенного механизма решения таких проблем не предусматривает ни федеральное законодательство, ни местное. Дольщики в судебном порядке признаны пострадавшими, но если застройщик — банкрот, то их шансы вернуть деньги или получить квартиры — минимальны.

Следующая причина обращений — брошенные застройщиками дома. В 2008 году застройщики (как правило — банкроты) ушли с 21 объекта. Сегодня их осталось три, остальные достроены. Сложилась практика, когда дом достраивают ЖСК, созданные дольщиками объекта.?Это и хорошо и плохо. Хорошо — потому что объект все же достраивается и граждане получают квартиры; плохо — потому что им приходится доплачивать.

11 августа подписано постановление городского правительства: ведение реестра участников долевого строительства закреплено за Комитетом по строительству.

Дмитрий Синочкин:

– Возможности, которыми располагает администрация, ограничены. Но обманутые дольщики, инициативные группы, которые к нам обращаются, не только преследуют материальные интересы — они хотят справедливости! Они спрашивают, почему компания, которая их обманула, получает продление сроков, выигрывает на аукционе следующую стройплощадку и продолжает работать как ни в чем не бывало! Этот один из вопросов, на который нам довольно трудно ответить.

Олег Островский:

– Если к нам за продлением сроков обратилась компания, некорректная по отношению к дольщикам, мы имеем право ей отказать. Но мы должны учитывать интересы граждан. И продление сроков связано прежде всего с этим. Если видим, что фирма достроить объект не может, есть варианты. Или она добровольно передает участок с недостроем и с долгами новому застройщику, или объявляются торги, или объект передается для завершения ЖСК, созданному из участников строительства.

Дмитрий Синочкин:

– На сайте КС есть перечень добросовестных участников рынка, работающих по 214-му закону. А список недобросовестных есть?

Олег Островский:

– У нас — нет. Но при личном обращении мои коллеги всегда подскажут, насколько добросовестно тот или иной застройщик выполняет свои обязательства перед дольщиками.

Павел Андреев:

– Нужно сначала все же определиться с терминами. Кто считается обманутым дольщиком? Слово «обманутый» предполагает, что человеку специально сделали что-то плохое. Есть разные ситуации. Когда случился кризис, продажи упали в несколько раз, банки оказались на пороге закрытия. Сколько приходило денег — столько и можно было осваивать, было объективно невозможно строить с той же скоростью, что и раньше. Кого считать обманщиком — кризис?

Олег Островский:

– В декабре прошлого года Минрегион направил во все субъекты Федерации запрос: предоставить перечень проблемных объектов. Что понимать под проблемным объектом — не разъяснили; кого относить к обманутым дольщикам — тоже не ответили.

Дмитрий Синочкин:

– Думаю, что именно эта правовая нечеткость порождает такие крайние формы протестных движений, как голодовка, митинг, пикет. Дефицит информации сохраняется, хотя ситуация в последние годы стала более прозрачной. Кстати, на сайте областного Госстройнадзора пару лет назад уже был полный список объектов долевого строительства, отдельно — перечень проблемных объектов с указанием, какие именно проблемы возникли…

Алексей Шахматов:

– На наш взгляд, конфликтная ситуация складывается из-за недостаточной осведомленности граждан. В принципе, информировать их должен застройщик, это его обязанность. Но Комитет строительного надзора подключается к вопросу, когда ситуация выходит из-под контроля, когда граждане собираются на митинги. Я участвовал в таком митинге возле ТЮЗа и разъяснял гражданам фактически то, что должен был нормально объяснить застройщик.

Госстройнадзор придерживается принципов информационной открытости, и всегда у нас можно узнать, какие объекты строятся на территории области, какие застройщики нарушили требования действующего законодательства.

К вопросу о коммерческой тайне: застройщик не может считаться добросовестным, если он скрывает какие-то сведения об объекте.

Если говорить о границе между зоной общественного контроля и коммерческой тайной… К сожалению, общественные организации, которые создаются для контроля за «долевкой» или за отдельными объектами, не обладают сведениями, которые им необходимы. И фактически их основная задача — привлечь к проблеме внимание властей. Ту же цель преследуют и люди, которые собираются на митингах.

Дмитрий Синочкин:

– Процитирую Жванецкого: «А что это там за шум, стрельба и дикие крики? А это как раз привлекают внимание общественности».

Мы с самого начала говорили о том, что цель участников долевого строительства — получить квартиры. Общественные организации, журналисты и проверяющие чиновники так или иначе получают доступ к документам застройщика, другой вопрос — нужно ли это печатать? Здесь у нас вечное расхождение с участниками рынка: все ли подробности должны быть опубликованы?

Когда дольщик подает заявление о банкротстве компании-застройщика, он не ставит целью добиться именно банкротства; когда инициативная группа подает заявление в уголовный розыск и ОБЭП, она не стремится непременно посадить конкретного человека. Они используют процедуру банкротства и уголовное дело как рычаг для давления на застройщика.

Но почему они вынуждены прибегать к таким методам? Пикет — понятно, но если довести до ума банкротное или уголовное дело — дом не будет построен вообще.

Алексей Шахматов:

– Мы изучали ситуацию на разных объектах, в том числе — в Гатчине, где начала строить компания «ЖилСоцСтрой»; дольщики с этого объекта здесь присутствуют. Логика в том, чтобы таким образом остановить непонятные для большинства дольщиков действия застройщика, которые угрожают их интересам. Граждане считают, что налицо признаки мошенничества, и требуют, чтобы правоохранительные органы в этом разобрались.

Дмитрий Синочкин:

– Если есть недовольные состоянием дел у застройщика, у него, как минимум, не должно быть новых покупателей. С одной стороны — не появятся еще десятки обманутых. А с другой — он без притока средств точно не достроит дом, и те же самые дольщики первыми и пострадают.

Владимир Зайцев:

– Стоит сказать и о застройщиках. После того как кризис процедил рынок, они делятся на две группы — мошенники и все остальные. До тех пор пока застройщики будут близки к идее «отжать бабло у лохов» (это я услышал от руководителя компании «Импульс»), все разговоры о прозрачности и порядочности будут носить ритуальный характер.

Пока эта идея в той или иной форме присутствует — дольщики будут прибегать к любым формам протестных действий, будь то митинги, голодовки или возбуждение уголовных дел. Все это будет происходить, пока строители не начнут относиться к дольщику как к полноценному партнеру. И второе условие: одинаковое отношение органов власти и контролирующих инстанций ко всем участникам рынка.

В 2005 году я заключил предварительный договор купли-продажи квартиры с компанией «Импульс», генеральный директор — Андрей Блинков. Квартиру я оплатил, свидетельство о праве собственности застройщик не получил. Почему?

Построив третий этаж, он перестал платить городу за аренду участка. КУГИ расторг договор, и дом продолжал возводиться без разрешения. Дальше: работа вроде бы идет, дольщики сидят спокойно, наступает 2009 год — дом не сдается. Начинаем разбираться с причинами, обращаемся к застройщику: «Уделите нам, господин Блинков, три минуты вашего времени». Вот отсюда и начинается большинство проблем застройщиков с дольщиками! «У меня нет времени разговаривать, у меня рейс, я улетаю, отдел продаж вам все расскажет». Отдел продаж не владеет информацией.

В чем причина проблем? Объясните мне, я вас постараюсь понять, кризис и так далее. Нет, дольщик не считается равноценным партнером: ты никто, ты важен тогда, когда с тобой ведут переговоры, чтобы ты вложил первый взнос в кассу, после этого фирма теряет к тебе интерес. Мы начинаем разбираться, почему дом не сдается. Выясняется, что помимо задолженности перед городом у застройщика есть грандиозные планы в отношении второго участка, который можно выбить под этот незавершенный объект. Он берет дольщиков в заложники и начинает у города в буквальном смысле «отжимать» соседний землеотвод.

И моя задача — не только все-таки получить квартиру. Сейчас я принимаю все меры к тому, чтобы этого застройщика изгнали с позором с рынка, чтобы городские власти дали оценку тому бизнесу, который он вел в течение двенадцати лет. Ни один дом не сдан нормально, все с нарушениями!

Диалог с дольщиками возможен при соблюдении двух условий, о которых я уже сказал: первое — относиться к дольщику как к партнеру, второе — исключить «особое» отношение к нарушителям. Выскажу еще крамольную мысль: я считаю, что «долевка» должна быть прекращена. Маргинальные схемы были придуманы на переходный период, в силу бедности наших граждан.

Дмитрий Синочкин:

– У меня нет ощущения, что после кризиса наши граждане стали богаче.

Лариса Окунь:

– У людей, которые первый раз пришли, складывается впечатление, что все плохо и во всем виноваты застройщики, которые к тому же сплошные мошенники… По поводу обманутых дольщиков: этот термин должен уйти из СМИ. Те, кто купил квартиру успешно, не читают специальную прессу, живут и радуются, а те, кто еще не решил свои проблемы, воспринимают информацию однозначно.

Это бьет по порядочным застройщикам, это настораживает людей и заставляет их делать неправильные выводы. Двойные продажи возникают при расчетах с субподрядчиком. Если он не отработал по договору, то и квартиру не имеет права продавать. Вот об этом нужно писать в прессе, тогда люди будут понимать, что и где спрашивать.

Дмитрий Синочкин:

– Предлагаю все же вернуться к теме — мы говорим об управлении конфликтом и о мерах, которые принимают стороны для урегулирования конфликта.

Александр Рачковский:

– Мы сопровождали иски дольщиков по «Павловскому посаду»: там ситуация радикально другая. Тосненский городской суд примерно по тем же основаниям, что и на объекте «Импульса», и при условии, что застройщик тоже является банкротом, выносит решение в пользу дольщиков.

Не могу согласиться с тем, что банкротство застройщика никак не помогает защитить интересы дольщиков. Мое мнение — противоположное.

Дмитрий Синочкин:

– Только что вступили в силу поправки к закону о банкротстве, касающиеся застройщиков. Судебной практики по ним просто нет. Пока еще рано говорить.

Александр Рачковский:

– Как раз эти изменения усложняют, а не улучшают положение дольщиков.

Дмитрий Синочкин:

– Те ситуации, которые мы сегодня разбираем, относятся к негативной части рынка, она у нас всегда на виду, мы об этом пишем больше и подробнее. Насколько оправданно воздействие на застройщика через прессу? Помогает это или вредит?

Инна Малиновская:

– Вступая в договорные отношения, обе стороны должны адекватно оценивать ситуацию и принимать решение. Прежде чем нести свои деньги, можно выяснить, куда вы их несете, какова репутация застройщика.

Однако надо учитывать, что негативная информация размывает ситуацию на рынке. Если человек испугался, побежал забирать свои деньги, значит, дом достроен не будет, ведь эти средства уже вложены в материалы, в работу. И те, кто придет после него, тоже от этого пострадают. Складывается порочный круг, который сложно разорвать. Если мы будем говорить обо всем плохо, начнется неуправляемая реакция дольщиков.

Сейчас прозвучала интересная мысль: очень часто дольщикам не хватает всего-навсего понимания со стороны застройщиков. И как показывает практика, попытка наладить диалог всегда гораздо позитивнее, чем стремление войти в конфликт, после чего невозможно повернуть обратно.

И правовое поле, в котором мы все существуем, оно такое, какое есть на сегодня. Случился кризис, многие дольщики приходили и говорили: «Мы потеряли работу, у нас нет денег, мы не можем платить за ту квартиру, которую хотели купить. Войдите в наше положение, отдайте наши деньги». А строительная компания отвечает: «И вы нас поймите, у нас тоже случился кризис и тоже денег нет». Хочется призвать к здравому смыслу обе стороны.

Лариса Окунь:

– Диалог застройщика с дольщиками — единственно правильный путь. Мы начали строить «Новый Оккервиль», потом изменили проект, вынуждены были получать новое разрешение на строительство — в общем, ситуация была проблемная. Люди пошли выяснять с нами отношения, и нас, безусловно, спас только открытый диалог. Мы отвечали на все вопросы, и страх постепенно ушел.

Дмитрий Синочкин:

– Давайте попробуем разобрать сюжет с аммиачным скандалом. Напомню в двух словах. Весной пошла информация о том, что в квартирах нескольких крупных застройщиков возник и держится запах аммиака. В домах «ЛенСпецСМУ», ЮИТ, «Строительного треста», у «Балтроса», в «Балтийской жемчужине» — везде похожие истории с некоторыми вариациями.

Идет расследование, но люди фактически не могут жить в квартирах, за которые они заплатили, и в домах, которые уже сданы. В принципе, ситуация развивалась по законам управляемого скандала. Можно себе представить, ЧТО из этой истории при большом желании (или относительно небольшом финансировании) можно было бы раздуть.

Но мне все-таки кажется, что открытой информации недостаточно. Не хватает не столько научных данных, что это за гадость, откуда она взялась, сколько другого: на что могут рассчитывать дольщики, получат ли они другую квартиру или компенсацию? Вот на эти вопросы ответов пока нет.

Екатерина Метелева:

– К нам обращались многие граждане с момента возникновения ситуации с аммиаком. У них есть право расторгнуть договор и получить деньги, уплаченные по договору, плюс возмещение убытков. Второй вариант — заменить квартиру. Мы не хотим на этом делать PR-кампанию, мы понимаем, с какими проблемами столкнулись застройщики.

Компании, причастные к этой ситуации, идут на контакт, мы запросили поддержку у СРО «Объединение строителей», нам пошли навстречу и в Комитете по строительству. Нас просили не выносить этот конфликт в сферу судебных разбирательств. Пытаемся решить в досудебном порядке, основной вариант — замена квартиры. Покупатели понимают: длительность судебного процесса приведет к затяжкам с возвратом денег.

Дмитрий Синочкин:

– Как юристы оценивают перспективы такого дела?

Евгений Ширстов:

– Любое существенное нарушение условий договора служит основанием для его расторжения. Кроме того, с учетом позиции пленума ВАС дольщики могли бы рассчитывать на возмещение упущенной выгоды…

Дмитрий Синочкин:

– В большинстве случае дольщик заинтересован все-таки получить квартиру, а не деньги. В ситуации с аммиаком ни дольщики, ни застройщики не заинтересованы ни в широкой огласке, ни в судебных разбирательствах.

Екатерина Метелева:

– Мы подготовили иски в соответствии с законом о защите прав потребителя, представили их застройщику и предупредили, что подадим их, если ситуация не будет разрешена в досудебном порядке. Широкая огласка, несомненно, повредила бы этим компаниям, если бы застройщики не пошли навстречу потребителям.

Дмитрий Синочкин:

– Какова роль общественных организаций и движений во всех этих историях?

Владимир Соловейчик:

– Мы довольно тесно не первый год взаимодействуем с Координационным советом обманутых дольщиков. Деятельность этой структуры и деятельность нашего Движения гражданских инициатив во многом и направлена на то, чтобы предавать гласности такие конфликтные ситуации и содействовать законным действиям граждан со стороны депутатского корпуса и СМИ.

Хотелось бы отметить: как только к делу подключаются депутаты ЗС, как только начинаются депутатские запросы — тут же происходят определенные движения со стороны комиссии г-жи Косткиной, Комитета по строительству, вице-губернатора Филимонова и т.?д. Гласность, публичное давление на чиновников, в том числе через массовые мероприятия, — вещь достаточно эффективная и полезная в защите прав граждан.

Дмитрий Синочкин:

– У нас сегодня разговор начался с того, что есть «мошенники и все остальные». Общественные организации тоже бывают разные. Есть и такие, которые, собрав определенное количество жалоб, приходят к застройщику и предлагают «договориться на коммерческой основе».

Владимир Соловейчик:

– Да, существуют структуры, которые ориентируются, скажем аккуратно, на решение собственных коммерческих задач.

У всех наших городских движений одного направления, будь то обманутые дольщики или борцы против разрушения исторического центра либо против реновации кварталов, есть еще и определенные политические требования. В таких структурах, где есть политическая составляющая, мелкий рэкет просто не имеет места.

Инна Малиновская:

– Многие помнят период уплотнительной застройки: каждый раз, когда начиналась возня вокруг какого-то дома, к выборам появлялся какой-нибудь персонаж, который объявлял себя борцом за интересы граждан и вел их к избирательным урнам.

Павел Андреев:

– Среди политических целей партий и организаций нет той задачи, которую решает нормальный дольщик,?— получить квартиру. Для оппозиционной партии чем хуже ситуация — тем лучше! Чем больше она раздувает конфликт, тем больше политические дивиденды. Политики, когда они подключаются к теме, как раз меньше склонны к компромиссам.

Владимир Зайцев:

– Это отдельная история, когда отдельные движения и политические партии используют людей, материальные интересы которых были нарушены. Речь о другом: разбираясь в своей конкретной ситуации, я наткнулся на целый набор нарушений со стороны застройщика при явном бездействии властей. Тут неизбежно начнешь задавать вопросы: почему так происходит?

Николай Лавров:

– Как тут уже заметили, у нас с одной стороны мошенники, а с другой — мелкие вымогатели. А я представитель структур, которые стоят между ними. Мы пытаемся помочь одним выбрать квартиру у правильного застройщика, а другим — продать квартиры.

Что на самом деле хотел бы предложить СМИ: не называть рынок «долевки» рынком недвижимости, поскольку это НЕ рынок недвижимости. Вы покупаете НЕ квартиры. Хотите приобрести квартиру — покупайте жилье, находящееся в собственности частного лица, на вторичном рынке. То, что вы берете у застройщика, может стать недвижимостью, если будут выполнены все условия договора, если в стране будет нормальная экономическая ситуация и так далее.

Это рынок инвестиций. Ты либо распределяешь свои средства во времени, либо сразу платишь всю сумму и сидишь дрожишь: куда уйдут эти деньги? Ты не можешь контролировать процесс. Причем есть разные предложения для инвестиций. Есть компании, которые продают дорого, но их дома реально достраиваются. Хочешь дешевое — можешь рискнуть, купить у «Китеж-Строя» или «Импульса». Либо большие прибыли, но и высокие риски, либо низкие риски и маленькие прибыли.

Дмитрий Синочкин:

– Игра — это когда я вкладываю временно свободные средства. Когда я трачу деньги, чтобы получить квартиру, переехать в нее и жить, — это уже не инвестиции.

Максим Жабин:

– Давайте не забывать, что мы участники бизнес-процесса. Разговоры типа «будьте любезны, постройте нам, пожалуйста» и ответ вроде «будьте любезны, подождите» — это несерьезно. Договор надо выполнять. Что касается общения с дольщиками: обсуждать с людьми строительство панельного дома — это сложно. Для себя я сделал вывод: с дольщиком нужно не обсуждать процесс, его нужно информировать. Это разные вещи. Еще хочу сказать в защиту города и чиновников. У них вроде бы и есть полномочия, но никто из чиновников не может знать, что творится в голове у хозяина компании, что делается у него в бухгалтерии и так далее.

Ксения Морковкина:

– Для сегодняшней дискуссии мы самая скучная строительная компания. Сначала берем участок, потом организуем финансирование: 30% — деньги застройщика, 70% — банковские кредиты. Строим дом, проходим госкомиссию, получаем право собственности и начинаем реализовывать квартиры. Но когда отдел продаж на вопрос, сколько стоит «единичка», отвечает: 4 миллиона, — сразу же следует другой вопрос: а где же за миллион шестьсот? И зачастую не объяснить клиенту, почему готовое жилье с оформленным правом собственности так дорого. Покупатель хочет купить дешево, быстро и без риска, но такого не бывает.

Дмитрий Синочкин:

– Почему у нас работают по «серым» схемам, почему такая непрозрачная среда, почему на рынке компании с насквозь подмоченной репутацией? Потому что, как только вы снижаете цену на 5–7%, то приобретаете тысячи новых покупателей. Как только вы законопослушны, начинаете строить, собрав все документы, берете деньги после опубликования декларации — ваше жилье становится дороже на 15–20%, и вы теряете покупателя. Пока у нас определяющим фактором остается цена, действуют и «серые» схемы, и разборки не в судах, а на митингах. И теперь несколько слов о конфликтах, которыми нам еще предстоит заниматься.

Дмитрий Бортников:

– Нам эта встреча была полезна, с такими проблемами мы еще не встречались, но понимаем, что это неизбежно. В данный момент компания «СПб Реновация» выбирает те программы, с которыми мы вступаем в строительство, отчасти — взаимодействуя и с общественными организациями, и с инициативными группами. Скажу честно, не всегда общение проходит спокойно и даже не всегда честно.

Для нас все конфликты делятся на управляемые и неуправляемые. Рынок стройки — это рынок услуг, и чем качественнее услуга, тем меньше оснований для конфликта. Я полагаю, мы будем регулярно вас извещать, насколько качественно мы делаем свою работу.

Дмитрий Синочкин:

– Давайте лучше вы будете нас извещать, каким образом управляется конфликт, когда в расселенной пятиэтажке сидит последняя семья и требует совершенно неадекватных денег.

Дмитрий Бортников:

– Наша компания нацелена на индивидуальное общение с каждым собственником или нанимателем.

Дмитрий Синочкин:

– От имени редакции «НП» я благодарю всех участников и отдельно — ЛЭК: когда компания не уклоняется от острого разговора, это как раз и свидетельтсвует о ее прозрачности или хотя бы о стремлении к этому. Нам понадобится помощь юридического сообщества, обобщение судебной практики по «долевке», мы готовы это публиковать, чтобы помочь дольщикам. Нам нужны и экспертные консультации, чтобы в сложных ситуациях, вроде «аммиачной», или при проблемном расселении кварталов мы принимали взвешенные решения.

Олег Островский:

– Тема неисчерпаема, я надеюсь, что это только начало разговора.

Участники «круглого стола»:

Алексей Шахматов, главный специалист Комитета государственного строительного надзора и государственной экспертизы Ленинградской области

Павел Андреев, руководитель ГК «ЛЭК»

Лариса Окунь, заместитель генерального директора по маркетингу и продажам ИСК «Отделстрой»

Ксения Морковкина, директор по развитию ЗАО «Строительная компания «Темп»

Максим Жабин, руководитель отдела продаж компании «ЛенРусСтрой»

Дмитрий Бортников, директор по жилищной политике «СПб Реновация»

Елена Бухарова, директор по маркетингу ГК «УНИСТО Петросталь»

Александр Рачковский, начальник юридического отдела «Еремеев и партнеры АКГ»

Николай Лавров, вице-президент ГК «ЮРИНФО Недвижимость»

Екатерина Метелева, руководитель юридической службы комиссии по недвижимости Общества потребителей СПб и ЛО

Владимир Соловейчик, представитель Движения гражданских инициатив

Владимир Зайцев, представитель инициативной группы дольщиков компании «Импульс»

Олег Островский, начальник управления контроля и надзора в области долевого строительства Комитета по строительству администрации Санкт-Петербурга

Инна Малиновская, заместитель генерального директора по PR компании «ЦДС»

Евгений Ширстов, старший юрист практики недвижимости компании «Качкин и Партнеры»

Дмитрий Синочкин, шеф-редактор «НП», модератор


СТРОИТЕЛЬНЫЕ КОМПАНИИ, ОТЧИТЫВАЮЩИЕСЯ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, СВЯЗАННОЙ С ПРИВЛЕЧЕНИЕМ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ ПО 214-ФЗ

ЗАСТРОЙЩИК

СТРОИТЕЛЬНЫЙ АДРЕС

ООО «Авангард»

ш. Революции, д. 12 а, лит. Л

ОАО «Строительная корпорация Возрождение СПб»

Депутатская ул., д. 34, лит. А

Зоологический пер., д. 24, лит. А

ЗАО «Ингеоком СПб»

Суворовский пр., д. 63 (участок 1)

ООО «Городская ДомоСтроительная Компания»

Ленинский пр, участок 1 (северо-западнее пересечения с Брестским бульваром), участок 2, участок 6

Ленинский пр., участок 8 (северо-восточнее пересечения с ул. Доблести), участок 7

пр. Космонавтов, д. 63, лит. А

Долгоозерная ул, участок 1 (восточнее пересечения с Парашютной ул.)

Народная ул., участок 1 (северо-восточнее д. 47, корп. 4, лит. Щ по Народной ул.)

ул. Бадаева, участок 7 (северо-восточнее пересечения с Дальневосточным пр.)

ООО «Норманн-Запад»

поселок Шушары, Первомайская ул., д. 5, лит. А (корп. 1), (корп. 3)

ООО «ГДСК Инвест-Приморский»

Мебельная ул., участок 2 (северо-западнее пересечения с Туристской ул.), участок 3

ООО «Кондратьевский»

27 линия, В.О., д. 16, лит. А

ЗАО «Квартира.ру-Северо-Запад»

ул. Кржижановского, участок 1 (севернее пересечения с ул. Латышских Стрелков), корп. 36, корп. 37, корп. 38, корп. 41, корп. 42

ЗАО «Трест-102»

Двинская ул., д. 8, корп. 3, лит. А

ООО «Титан»

Шушары пос., территория предприятия «Ленсоветовский»

ЗАО «РосСтройИнвест»

пр. Обуховской Обороны, участок 1 (восточнее пересечения с Мурзинской ул.)

ЗАО «Трест 47»

Оборонная ул., участок 1 (юго-восточнее пересечения с ул. Трефолева)

ЗАО «ЮИТ Санкт-Петербург»

Ленинский пр., участок 6 (северо-восточнее пересечения с ул. Доблести) Ленинский пр., участок 6 (севернее пересечения с пр. Кузнецова)

Долгоозерная ул., участок 2 (восточнее пересечения с Парашютной ул.) — 5 корпусов

ул. Композиторов, участок 4, Шувалово-Озерки, квартал 9, лоты IY+Y+YIII (корп. 4)

Барочная ул., д. 12/76, лит. Б (Здания А, В, С)

Мебельная ул., участок 1 (западнее пересечения с Туристской ул.) 3-я очередь, 1-я очередь

ООО «Дом на Среднем»

Средний пр., В. О, д. 85, лит. А

ООО «ЛенСпецСтрой» Мебельная ул., участок 3 (западнее пересечения с Туристской ул.), (СПЧ кв. 59 Б, корп. 4), (СПЧ кв. 59 Б, корп. 12), (СПЧ кв. 59 Б, корп. 1)

ЗАО «ИСГ «Норманн»

Ленинский пр., участок 5 (северо-западнее пересечения с Брестским бульваром) участок 8

ООО «Строительная компания «С.Э.Р.»

пр. Королева, д. 7, лит. А

ООО «Возрождение Северо- Запад» (прежнее название ООО «Капитал-Строй»)

пр. Королева, д. 7, лит. А

ООО «Инвестстрой»

пр.Ю. Гагарина, участок 1 (восточнее дома № 14, корп. 5, по пр. Ю Гагарина)

ООО «НеваСтройИнвест»

Корпусная ул., д. 9, лит. А

ООО «Европроект»

Московский пр., д. 181, (участок 2)

ООО «Инвестиционная компания «Дома»

Ленинский пр., участок 12 (северо-западнее пересечения с Брестским бульваром), корп. 19, корп. 20

ООО «Сэтл Сити»

пр.Ю. Гагарина, д. 7 Ленинский пр., участок 4 (северо-восточнее пересечения с ул. Доблести)

ООО «Евростройпроект»

Гражданский пр., участок 2 (южнее дома № 117, корп. 1, лит. А по Гражданскому пр.)

ООО «Адмирал»

Фабричная ул., д. 15, литера Д

ОАО «Энергомашстрой»

Зеленогорск, ул. Мира, участки 1,2,3,4,6,7 (северо-западнее пересечения с Широкой ул.), ул. Мира д. 17, лит. А, О, М, У

ЗАО «Балтийская жемчужина»

Красносельский район, квартал 38-1, корп. 1, корп. 4, корп. 5, корп. 6

ООО «Новгородская»

Новгородская ул., д. 23, лит. А

ООО «Строительные системы»

17-я линия, В.О., д. 40, лит. Б

ООО «Северный модерн»

Выборгское шоссе, д. 112, лит. А

ЗАО «Первая проектная компания»

пр. Космонавтов, д. 63, участок 10

ООО «НИС. Жилищное строительство»

Шпалерная ул., участок 6 (южнее дома № 37, лит. А по Шпалерной)

ООО «Стройкорпорация «Элис»

Выборгское шоссе, д. 15, лит, А

ЗАО «ХоСК-2»

Ленинский пр., участок 9 (северо-западнее пересечения с Брестским бульваром)

ЗАО «СПАРЗ-2»

ул. Земледельческая, д. 5, лит, Б ул. Земледельческая, д. 5, лит. Б

ЗАО «Трест 36»

5-й Предпортовый проезд участок 3 (западнее дома 13, корпус 3, лиг. А по Пулковскому шоссе)

ООО «ИСК «Сфера»

Ленинский пр., участок 3 (северо-восточнее пересечения с ул. Доблести)

ООО-ЛЭКУ»

ул. Киевская, д. 3, лит. Д

ООО «Развитие города»

Мебельная ул., участок 4 (западнее пересечения с Туристской ул.)

ООО «Пярну-Веске»

Английский пр., д. 24, лит. А

ООО «Стройэкслертсервис»

г. Сестрорецк, ул. Володарского, д. 56

ЗАО «Ойкумена»

Туристская ул., участок 6 (юго-западнее пересечения с ул. Оптиков)

ООО «ЭнСиСи Недвижимость»

Фермерское шоссе, участок 1 (юго-восточнее дома 22, лит, В по Фермерскому шоссе)

ООО «Балтпродком»

Петергофское шоссе, квартал 8501, участок А921/2, корп. 212, корп. 221, корп. 222, корп. 223, корп. 213, корп. 214

ОАО «СК «ИПС»

ул. Оптиков, участок 9 (северо-западнее пересечения с Туристской ул.)

ЗАО «ССМО «ЛенСпецСМУ»

Шуваловский пр., участок 142

ООО «Главстрой-СПб»

пос, Парголово, 4-й Верхний переулок, участок 15, западнее дома 1 а, лит. А по 4-му Верхнему переулку (15-1) корп. 5, корп. 8, корп. 9, корп. 1 (1 А, 1 Б, 1 В, 1 Г)

ООО «Балтийская промышленно- строительная компания»

Ново-Александровская ул., д. 22, лит. А

ЗАО «Ленстройтрест»

Малая Десятинная ул, участок 1 (юго-восточнее пересечения с Новоутиной ул.)

Туристская ул., участок 7 (юго-западнее пересечения с ул. Оптиков), СПЧ кв. 59 А, корп. 9

ООО «АВС-Сервис»

ул. Оптиков, участок 3 (северо-западнее пересечения с Туристской ул.)

ЗАО «Мегалит»

ул. Брянцева, участок 1 (севернее д. № 80, литера А по пр. Просвещения)

ООО «Бета»

ул. Резная, д. 18/10, лит. А

ЗАО «Строительный трест»

ул. Васенко, участок 1 (северо-западнее пересечения с Замшиной ул.)

ул. Учительская, д. 16, лит. А: II, III, IY пкск. Комплексы

пр. Металлистов, д. 116, лит. А

Железноводская ул. д. 32, лит. А

ООО «Оптима Групп»

Мебельная ул, участок 6 (северо-западнее пересечения с Туристской ул.)

ООО «Севзапжилпромстрой»

Ленинский пр, дом 139, лит. Б

ЗАО «Северный город»

ул. Шелгунова, д. 5, литера Б

ООО «Строительная компания «ДМ»

6-я Жерновская ул, дом 29 а, лит. А (д.29 а, лит. А, д.31, лит. А)

ЗАО «Прагма»

Яхтенная ул, участок 21 (северо-западнее пересечения Яхтенной ул. и Богатырского пр.), СПЧ кв. 52, корп. 10, корп. 11

ЗАО «Фирма «Петротрест»

ул. Туристская, участок 1 (северо-западнее пересечения с ул. Оптиков)

ООО «Студиодизайн»

пр. Большевиков, участок 1 (севернее дома 9, корпус 1, лит, Щ по пр. Большевиков)

ИСК «Отделстрой»

Пересечение ул. Дыбенко и пр. Солидарности, севернее реки Оккервиль (лоты № 12,13)

Данные Комитета по строительству


Источник: Кадис (http://www.kadis.ru/daily/?lj=1&id=99008)

Управление скандалом